Две находки вызвали во мне целую бурю эмоций, но только одна из них вызывает схожие эмоции в других людях. Открытие вещи часто заканчивает ее историю, начало которой идет от исчезновения будущего артефакта: его либо прячут, либо просто теряют. Но в моем случае обнаружение артефакта стало началом его истории.

История, сценарии которой могут быть различными, могла бы изменить многое в наших представлениях о последних днях января 1945 года, года, который мы все знаем очень мало.
Металлоискатель может обнаруживать предметы, находящиеся под землей. Но только несколько сигналов сообщают о том, что обнаружено что-то необычное, являющееся целью каждого охотника за сокровищами. Так было в случае с медной монетой около четырех сантиметров диаметром, которую я нашел при помощи детектора «X-terra 705» в ноябре 2009 года. Сигнал был сильный, ясный, однозначный — у меня не было сомнений, что в нескольких сантиметрах ниже поверхности почвы находится что-то интересное. Действительно, сняв верхний слой почвы, я увидел монетку. Однако я сам не мог определить, какая это была монета, но этот секрет хотелось раскрыть как можно скорее. Появилась определенная эйфория, каждая находка делала меня счастливым из-за возможности узнать ее историю, значение и ценность. Первую загадку мне удалось решить достаточно быстро. Медная монета оказалась датирована 1627 годом! Ее отчеканили в Швеции в XVII веке. Сейчас моя находка лежит в музее.
А вот другой случай. Я помню в деталях ту экспедицию. Земля была просто ледяной, и было невозможно вставить туда лопату. Но трудно было устоять перед искушением найти какое-то сокровище, потому что двумя днями ранее я нашел там два значка «Kriegsverdienstkreuz» второго класса, но они, к сожалению, были в ужасном состоянии.  И, тем не менее, находки давали почти 100%-ю гарантию того, что этот регион прячет что-то еще, возможно, то, что солдаты Вермахта выбросили или спрятали, спасаясь из города. Даже тот факт, что был День подарков, не уменьшил моего энтузиазма. Я встал утром, надел теплую одежду, взял запасные аккумуляторы, термос с горячим чаем и пошел на «охоту». Первые минуты я провел в том же самом месте, где нашел упомянутые значки «Kriegsverdienstkreuz». К сожалению, это было все, что земля могла мне там предложить. Я стал уходить дальше от города.
Обескураженный, замерзший я начал думать о возвращении домой. Но возвращаться домой с пустыми руками очень неприятно. Одно из моих правил таково: «Не возвращаться домой без какой-нибудь находки». Поэтому я решил исследовать небольшую часть леса, которая была окружена густым кустарником. На пути к лесу детектор издал слабый сигнал. Я начал там копать, но получалось. Ледяная земля была твердой, как камень. Во время копки я также наткнулся на жёсткий корень дерева. Местность была богата на сокровища, зная это, я любой сигнал металлодетектора воспринимал как повод к действию. Копал терпеливо, выбирая почву из отверстия руками. Несколькими секундами позже я понял, почему мой детектор дал слабый сигнал. Когда я в очередной раз взял рукой мерзлую почву, то почувствовал, что прикасаюсь к чему-то металлическому. Я извлек это из ямы. Находка оказалась сильно поврежденным коррозией немецким ножом для рытья траншей. Однако объект распался в моих руках на отдельные кусочки. Тем временем, детектор по-прежнему не молчал. Процесс копки продолжился. Спустя несколько минут, я снова получил подарок от земли. Это был бронзовый спортивный значок «SA». Но и сейчас металлоискатель не прекратил издавать сигнал. Причем, он стал более громким. Поэтому я вновь принялся копать. Я могу предположить многое, но только не это… После дюжины минут дробления замороженной почвы я коснулся довольно большого объекта. Вытащив его из ямы, я думал, что держу в руках немецкий бумажник. На объекте был кожаным чехлом, внутри которого оказался американский складной фотоаппарат – «Kodak Junior». Я осторожно спрятал вещь в рюкзак. Дома потихоньку снял чехол,  который отдирался небольшими кусочками. По дороге домой я гадал, есть ли в фотоаппарате пленка. И могла ли она быть сейчас целой, после 60 лет нахождения в земле. Конечно, я надеялся именно на это, поэтому был очень аккуратным с моей находкой. После снятия с фотоаппарата чехла я начал искать информацию о старых «Kodak» .
Я не сомневался в том, что камера была спрятана солдатом Вермахта, отступающим от города. Он прятал все, что могло вызвать интерес Красной Армии. Я спрашивал себя, что могло бы быть на пленке. Я думаю, она могла бы содержать несколько снимков города до того момента, как в него вошла Советская Армия. Или, на ней были фотографии городов и мест, в которых немецкий солдат побывал в течение Второй мировой войны. Может быть, фотографии солдат, зимних или осенних пейзажей восточной Пруссии, спасенных людей или возлюбленной солдата, приехавшей на побывку.

Оставить комментарий